«Подход в корне меняется: работа с ТКО – это бизнес»

текст: Наталья Шварц, фото: пресс-служба Министерства экологии и рационального природопользования Красноярского края

617

До 1 января 2019 года все регионы России должны перейти на новые правила обращения с твердыми коммунальными отходами.

До 1 января 2019 года все регионы России должны перейти на новые правила обращения с твердыми коммунальными отходами: выбрать регоператоров, утвердить коммунальные тарифы, пустить мусор по утвержденным схемам. Как идет «мусорная реформа» в Красноярском крае, насколько вырастут тарифы для населения, каковы перспективы раздельного сбора отходов – об этом журнал «ЖКХ Сибири» поговорил с заместителем министра экологии и рационального природопользования Красноярского края Юлией Гуменюк.

Юлия Анатольевна, построение новой системы обращения с твердыми коммунальными отходами (ТКО) – задача, вне всякого сомнения, фундаментальная. Красноярский край к этой работе готов?

Подготовка к переходу на новую систему обращения с ТКО идет в регионе третий год. В первую очередь, речь о разработке всех стратегических документов, главный из которых – территориальная схема по обращению с твердыми коммунальными отходами. По сути, это набор конкретных инвестпредложений: необходимые затраты и сроки их окупаемости. Согласно террсхеме, Красноярский край поделен на 19 технологических зон, за каждой их них будет закреплен региональный оператор. Для каждой из зон просчитана потребность в тех или иных объектах: от мусорных бачков и машин для перевозки мусора до мусороперерабатывающих заводов и полигонов для захоронения отходов. К примеру, в Минусинске необходимо построить завод по сортировке мусора и четыре площадки временного накопления – все это прописано в террсхеме. Безусловный плюс такого подхода в том, что переход на новую систему обращения с ТКО становится плановым, а бизнес, заинтересованный в этой работе, может просчитать, какие средства ему необходимо вложить и как скоро вернутся эти инвестиции.

В чем именно суть «мусорной реформы»?

Меняется сам подход – мы уходим от муниципальных объектов: работа с ТКО – это бизнес. Занятые в сборе, транспортировке, переработке и захоронении мусора компании зарабатывают деньги. Соответственно, они должны вкладываться в задействованные в этой работе объекты, будь то новые мусорные бачки или мусороперерабатывающий завод. Еще пять-шесть лет назад, когда обращение с ТКО было в зоне ответственности муниципальных образований, строительство новых и модернизация уже имеющихся объектов велась за счет средств бюджета. Бизнес брал эти объекты в аренду, а после того, как мощности объектов были исчерпаны, просто бросал их. И затраты, скажем, на рекультивацию полигонов вновь ложились на муниципальные образования. Были и такие примеры, когда предприятие включало арендную плату за объект в тариф, который платит население. То есть в итоге мы получали не только не пригодный для последующего использования объект, но еще и определенные тарифные последствия.

Сегодня на смену аренде приходит концессия, в рамках которой бизнес несет определенные обязательства по реконструкции объектов, по строительству заводов по сортировке на базе мусорных полигонов и проч. В этом направлении уже проведена достаточно неплохая работа: концессионные соглашения заключены по семи работающим в крае объектам.

В крае в соответствии с количеством технологических зон появится 19 региональных операторов. За что будет отвечать регоператор и есть ли в таком подходе минусы?  

На мой взгляд, говорить можно только о плюсах: наконец появляется одно предприятие, которое отвечает за чистоту на определенной территории. Вот недавний пример – в начале года из-за совокупности обстоятельств в Красноярске появились проблемы с вывозом мусора. Чтобы найти виновного, потребовалось восстановить всю цепочку, от перевозчика до полигона. С появлением регоператора вся ответственность за обращение с ТКО замыкается на одном предприятии. Регопертор будет отвечать не только за вывоз, транспортировку, сортировку и захоронение отходов, но и, скажем, за ликвидацию стихийных свалок. На это у него будет месяц, а не год – именно столько времени уходит сегодня на то, чтобы найти загрязнителя и заставить его ликвидировать свалку.

При этом, если регоператор не хочет нести дополнительные затраты на подобного рода задачи – ликвидация стихийных свалок не заложена в тарифы – в его интересах выстроить работу в зоне своей ответственности так, чтобы свалок вообще не было: проводить разъяснительные беседы, ставить дополнительные бачки и т.д. У меня лично есть уверенность в том, что через два года работы регоператора мы забудем о том, что такое стихийные свалки.

Капвложения – 26 млрд руб.

На каком этапе сегодня находится работа по определению в регионе регоператоров?

На сегодня конкурсные процедуры объявлены в трех технологических зонах. Рассчитываем, что до конца февраля в них будут определены регоператоры. Обозначившие свой интерес к работе компании есть в Ачинске, Шарыпово, южной группе районов и, безусловно, в Красноярске, где людей и, соответственно, мусора много, а инвестиционные затраты небольшие (практически все прописанные в террсхеме объекты либо уже построены, либо находятся в большой степени готовности). Еще одна технологическая зона – это Железногорск и Сосновоборск. Сейчас мы ведем переговоры с работающей на территории ЗАТО госкорпорацией Росатом, в планах которой, в том числе, работа с ТКО. Госкорпорация намерена построить завод по переработке ТКО в RDF-топливо (от англ. refuse-derived fuel – топливо на основе мусора – Прим. ред.).

Также за свой счет модернизировать котельную, где можно будет сжигать это топливо. Возможно, завод – такие заводы работают в Финляндии и Южной Корее – странах с высокой культурой обращения с ТКО – будет построен именно на территории Железногорска, недавно попавшего в зону опережающего экономического развития. Срок окупаемости проекта – 89 лет, однако, как говорят представители Росатома, существующий сегодня в городе тариф ни на копейку не поднимется. В целом, по девяти из 19 территориальных зон мы не ожидаем больших проблем по определению регоператора.

Какова ситуация в северных территориях края?

Подход к таким, требующих больших инвестиционных затрат, территориям должен быть особым. Ведем точеную работу по привлечению федерального финансирования, часть средств выделяется из регионального бюджета. Так, установки по обезвреживанию отходов для северных территорий приобретаются за счет целевых субсидий.

Что касается регоператора, на наш взгляд, заходить на эти территории должны компании, уже работающие в качестве регоператора на территориях с минимальными рисками и капзатратами. Такой симбиоз бизнеса и социальной ответственности.

Какие требования предъявляются к компании, претендующей на статус регионального оператора?

Все требования прописаны в федеральном законе. Претендовать на статус регионального оператора может любая компания, имеющая лицензию в области обращения с ТКО. Однако порядок определения компании-победителя помимо цены услуги позволяет брать в расчет и такой критерий, как качество работы. К примеру, у соискателя должны быть свои машины, возможность отправить ТКО на переработку, а «хвосты сортировки» – на полигон. Компания не должна нарушать природоохранное законодательство, а в работе с ТКО стремиться к тому, чтобы по максимуму извлечь из отходов вторичные материальные ресурсы и с каждым годом увеличивать эту долю.

Уже понятно на какой срок будет определяться регоператор или это будет зависеть от конкретной территории?

Прописанный в законе максимум – 10 лет. Именно на этот срок будут определены регоператоры в 19 территориальных зонах Красноярского края. Основной аргумент: чем более обозримы перспективы работы, тем больше инвествозможности компании – понятны сроки окупаемости, есть уверенность, что с рынка ее никто не выгонит. Даже договоры с перевозчиками, которых регоператор будет привлекать на основании торгов, будут заключены на 10 лет.

Как много новых объектов в рамках перехода на новую систему обращения с ТКО предстоит построить в регионе и что именно это за объекты?

Если говорить по видам, в крае необходимо построить 25 полигонов, 10 предприятий по сортировке и переработке мусора, 23 завода по обезвреживанию отходов, порядка 60 мусороперегрузочных станций для сельских поселений – их точное число будет рассчитано после определения регоператоров. Для строительства заводов по обезвреживанию будем привлекать средства федерального бюджета. Программа сформирована до 2035 года, поэтому в ней также обозначены затраты на модернизацию, реконструкцию и рекультивацию уже работающих в регионе объектов. Объем капитальных вложений за весь период составит 26 млрд руб. Сумма большая, но порядка 4 млрд руб. – это средства, которые уже находятся в работе.

Какая доля капвложений приходится на средства бизнеса?

Почти все. Для понимания, из 4 млрд руб. средства краевого бюджета – это 250 млн руб., остальное – средства бизнеса.

В последнее время регион прирастал какими-то крупными объектами по работе с ТКО?

Да. В конце прошлого года была введена первая очередь технопарка «Волчья грива», расположенного вблизи Красноярска. Еще на стадии проектирования он получил награду как лучший экологический проект. «Фишка» технопарка в том, что все отходы, в том числе и опасные, поступают на это объект по принципу «одного окна» и там перерабатываются. Полигон позволяет принимать промышленные отходы – площадка станет альтернативой находящемуся в черте города полигону промышленных отходов «Бадалык», которой в этом году будет закрыт.

Еще один крупный объект – строящийся второй год полигон ТКО в Енисейске. Работы ведутся за счет средств регионального бюджета. Это подарок городу на его 400-летие – полигон поможет сохранить Енисейск в его самобытной чистоте.

Фиксированный тариф на 10 лет

Главное опасение населения касается повышения тарифа за вывоз мусора. Тарифы действительно вырастут?

Да, определенное повышение будет. В первую очередь оно обусловлено изменением системы платежей. Если сегодня платеж начисляется с квадратного метра, то с момента появления регоператора услуга становится коммунальной и будет рассчитываться с человека. Это вполне логично – мусорит не квадратный метр, а человек. Сегодня все затраты на работу с ТКО «спрятаны»: почти никто из жителей не знает, сколько он платит за мусор. В рамках нового подхода жители будут видеть, за что и в каком объеме они платят, и соответственно, если возникнут какие-либо проблемы, у людей будет право требовать перерасчета и качественного оказания услуги. Сегодня такой возможности нет. Есть примеры, когда перевозчики берут деньги с управляющей компании и просто везут мусор на ближайшую не предназначенную для этого свалку.

То есть реформа среди прочего предполагает и тотальный учет движения мусора от человека на полигон?

Именно! Система работы перевозчиков с полигонами также меняется. И перевозчик, и полигон будут получать деньги только за ту массу, которую первый перевез, а второй – разместил у себя на объекте. Для этого до конца текущего года все полигоны будут оборудованы весами – сегодня практически везде расчет идет по кубам. Применяются разные коэффициенты уплотнения, что, по сути, не позволяет «снимать» объективные цифры по объему мусора.

К слову, мы как субъект хотим запустить сайт, где каждый житель в режиме реального времени сможет видеть, какую массу ТКО образовал его дом, куда ее отвезли и что с этой массой сделали. В тестовом режиме такая возможность должна появиться в текущем году, а до конца 2019 года каждый населенный пункт края сможет отследить движение ТКО.

И вновь к вопросу тарифов. Уже понятны конкретные цифры по тарифу на ТКО для Красноярска?

На сегодня рассчитан максимальный тариф для Красноярска – это 124 руб. в месяц с человека. В сумму входит вся цепочка – сбор мусора и его транспортировка, строительство новых объектов, рекультивация свалок. Надо понимать, что по результатам торгов и выбора регоператора эта цифра уменьшится. Еще один важный момент – тариф фиксируется на 10 лет, его повышение не допускается.

Среди населения муссируются слухи о том, что в рамках реформы будут завариваться мусоропроводы. Эти опасения оправданы?

Согласно Жилищному кодексу, мусоропроводы могут быть заварены, но только по общему решению жильцов многоквартирного дома. Важно понимать, сегодня нет цели понудить жильцов к раздельному сбору мусора – каждый должен дойти до этого сам. На первом этапе реформы будет вестись работа по созданию мобильных пунктов приема вторсырья. В крае, не только в Красноярске, уже работает 259 таких пунктов.  Предприятия понимают, что это бизнес: можно принять вторсырье за 20 копеек, а сдать за 2 рубля. Будем стремиться к тому, чтобы число пунктов увеличивалось в геометрической прогрессии.

Будут ли предусмотрены какие-то льготы на вывоз ТКО для социально незащищенных слоев населения?

Сам факт того, что вывоз ТКО становится коммунальной услугой, говорит о том, что социально не защищены граждане – малоимущие, многодетные, одинокие и проч., получающие на коммунальные услуги меры соцподдержки, могут рассчитывать на такие же меры и в случае с ТКО. Плюс, как только услуга станет коммунальной, затраты на вывоз ТКО автоматически будут исключены из жилищных услуг.

Рекомендуем