«Мой бизнес мне приснился»: история директора красноярской компании по вывозу мусора

текст: Людмила Ганжурова, фото: пресс-служба ГК «Кашалот»

329

Директор группы компаний «Кашалот» Илья ИЛЬИН идею для своего дела… увидел во сне.

Каждый человек рано или поздно задумывается о «своем деле». Для многих оно так и остается «прожектом», некоторые начинают, но не доводят его до конца, и только единицы достигают заветной цели — создают собственный бизнес. Директор группы компаний «Кашалот» Илья Ильин идею для своего дела… увидел во сне. Спустя годы его бизнес не только успешно развивается, но и преследует миссию изменить общественное сознание в части обращения с мусором. ЖКХ Сибири побеседовал с предпринимателем.

Илья, расскажите, как начался ваш бизнес?

Несколько лет назад мне приснился сон, из которого я понял, чем должен заниматься. Снилось что-то на тот момент несформированное: мусор, какие-то железки, тюки. Но проснулся я с ощущением, что должен делать какое-то живое и полезное дело. Тут и возникли мысли про мусоропереработку. Стал внимательно изучать все, что было на тот момент. Нашел технологии сортировки в ближнем зарубежье. Они оказались аналогичными европейским, но более доступными. Я видел, что у нас в крае это сложный и болезненный вопрос. Сложный на уровне властей и в сознании людей, от простого «не мусорить рядом с домом», до гигант­ских свалок в природоохраняемых зонах, в лесах и дачных массивах. А ведь все это под силу изменить если не каждому, то большинству. Но у людей нет культуры, никто им не рассказал, как поступать правильно, и не дал возможности делать это экологично. И кто-то должен был это сделать. А почему не я? Под воздействием всех этих мыслей и решил начать работать в сфере обращения с отходами.

В итоге сегодня у вас целая группа компаний…

Сегодня в ГК «Кашалот» входит 7 компаний, которые занимаются сбором, перевозкой, сортировкой и переработкой мусора. Мы работаем в разных районах края: в Шарыпово эксплуатируем сортировочную станцию, в Канске достроили полигон, в Лесосибирске занимаемся перевозкой, сортировкой и размещением. То же самое в Енисейске. Конечная цель нашей работы – обеспечить комплексную услугу, начиная от перевозки до утилизации во всех районах присутствия. Для этого мы приобретаем технику, строим объекты – полигоны, сортировочные станции, со временем обязательно дойдем и до мусороперерабатывающих заводов. В Красноярске мы тоже приступили к перевозке твердо-коммунальных отходов и приобрели земельный участок, где планируем строить современный сортировочный комплекс и полигон.

Сколько всего в крае у «Кашалота» полигонов и сортировочных станций?

На этот момент уже построено шесть полигонов, еще два мы планируем построить и запустить в ближайшие три года.

Хочу особо отметить, что полигон – это не просто огороженная территория, куда можно бездумно сваливать мусор. Это специальная технологическая площадка, которая строится в соответствии со строгими требованиями стандартов.

Полигон предназначен для защиты окружающей среды от продуктов разложения твердых бытовых отходов. Поэтому складирование отходов, например, там строго изолировано. Проект строительства полигона рассчитывается с учетом возможности использования земли после того, как площадка уже прекратит работать.

Захоронение мусора там проводится по «картовому» методу: поочередно заполняются специальные огромные бетонные «ванны» с особым покрытием, которые специалисты называют «картами». Такая технология гарантирует защиту грунтовых вод от попадания в них ядовитых отходов. Все работы на полигонах механизированы.

Кроме собственно полигона на участке располагается хозяйственная зона, где есть гаражи, административно-бытовой комплекс, весовой пункт, а также у нас построены три сортировочных станции. Одна из них эксплуатируется, две – готовятся к запуску.

Полигон ГК «Кашалот» в Канске

Как у вас налажено взаимодействие с местными органами власти? Ваша деятельность получает какую-то поддержку?

Мы принимаем участие в торгах, заключаем контракты, концессионные соглашения: работаем по форме государственно-частного партнерства. Но во все проекты мы вкладываем исключительно собственные деньги, бюджетных инвестиций у нас нет! На самом деле к выходу на органы власти я готовился практически с первых дней существования этого бизнеса, и дело даже не столько в инвестициях.

Мы предложили доработки и изменения в законодательство. Как участники этого рынка, мы знаем многие проблемы изнутри и видим пути их решения. Вот один из примеров: сегодня запрещено вывозить мусор в ночное время, и это очень усложняет работу перевозчиков, требует дополнительных затрат и, как следствие, влечет увеличение тарифа. Если раньше это объяснялось тем, что мусоровозы очень гремят при загрузке металлических контейнеров, то сейчас все современные контейнеры – из мягкого пластика.

Пять лет я занимался формированием некой идеи, которая помогла бы всему делу развиваться стремительнее. Я пытался донести до власти, местной и региональной, понимание концепции развития мусоропереработки. В итоге нам получилось выйти на конструктивный диалог и не только на местном уровне, но теперь уже и на федеральном.

Их погрузка происходит бесшумно! Многие подобные необоснованные ограничения приводят к тому, что мы попадаем под штрафы и так далее. Чтобы наши идеи были услышаны, мы вступили в российскую Ассоциацию операторов и специалистов в сфере обращения с отходами «Чистая страна», которая выходит с законотворческими инициативами в Госдуму и Совет Федерации. И наши предложения уже услышаны и обсуждаются.

Сейчас все мы в Красноярске пребываем в ожидании выбора регионального оператора по обращению с твердыми коммунальными отходами. На этот счет у нас тоже есть свое видение, свои предложения и планы.

Как сейчас в районах края обстоят дела с вывозом и переработкой мусора и поможет ли выбор оператора решить насущные проблемы?

В районах сейчас ситуация ужасающая. Все только и ждут появления регионального оператора. Без этого никто никуда не двигается и никак не развивается. Происходит захламление, множатся свалки в геометрической прогрессии. В отдельных районах уже накоплены критические массы. Так было, например, с опилками в Канске в 2017 году: деревообрабатывающие предприятия там должны были подписать договор на вывоз и утилизацию отходов производства, но они этого не сделали. Опилки стали тлеть, как это часто бывает, воздух был отравлен дымом, а от сильного порыва ветра разгорелось пламя пожарищ.

Действующий полигон ГК «Кашалот» в Подтесово

В результате десятки семей остались без крова. Но даже не смотря на эту трагедию, пока ничего не меняется: невывезенные опилки там так и тлеют до сих пор! Почему? Все ждут, что оператор решит все эти проблемы… Сейчас региональные власти готовятся к проведению конкурса. Региональный оператор должен появиться до января 2019 года. Мы тоже пребываем в ожидании. И на тех территориях, где сейчас присутствуем, планируем продолжать работать и развиваться.

Как будет устроена работа оператора?

Региональный оператор будет работать за счет комплексного тарифа, включающего в себя сбор, вывоз, переработку и утилизацию отходов. За собранные и потраченные деньги он отчитывается перед властью, конкретно – перед Региональной энергетической комиссией.

Оператор может нанимать иные организации либо самостоятельно перевозить отходы. Главная его задача – вести учет и отслеживать ситуацию. Операторство должно исключить различные нарушения. Например, когда управляющая компания заключила договор с каким-то «недорогим» перевозчиком, и он даже повез мусор… но не на полигон, а на ближайшую несанкционированную свалку… Увы, так тоже часто случается.

Что в Красноярске происходит в сфере вывоза мусора? В прошлом году ушел крупный участник рынка – компания «Сороежка».

«Сороежка» занимала 25% рынка, и, конечно, это серьезно сказалось на ситуации. Но в этой сфере изначально было не все гладко. Мы пришли в Красноярск недавно, буквально несколько месяцев назад как приступили к работе. Пока задейст­вовано три автомобиля и куплен участок. В наших планах занять значительную долю на рынке, при этом выполнять работу качественно! Это наша основная цель.

Несмотря на не самый большой пока размах бизнеса, у ГК «Кашалот» есть высокая миссия – изменить сознание общества! Да, мы планируем воспитать культуру мусоропереработки, заложить в головы людям идею о том, что все, что мы выбрасываем – это ценность, мусор можно и нужно правильно перерабатывать.

Мы, как переработчики, отлично знаем сами, что и как нужно отбирать. Обывателю вовсе ни к чему загружать себя лишними проблемами и подключаться к этому процессу. Не говоря уже о том, что далеко не весь раздельно собранный горожанами мусор оказывается отсортирован качественно.

 

Наша миссия – доказать, что с отходами необходимо работать, вкладывая в это деньги. Да, дополнительные усилия и затраты, возможно, скажутся на тарифе. Но не от того, что кто-то захотел больше денег, а потому что отходы требуют нашего большего внимания. Убирать свалки нам придется, и это неизбежно, если мы хотим цивилизованного обращения с отходами.

Причем когда мы говорим о сознании общества, ставим перед собой столь высокую задачу по его изменению, то понимаем: начинать надо с себя. Каждому участнику рынка стоит задуматься об этом. Минимизация отходов, их переработка должна стать необходимостью и, если хотите, модой человечества.

Мода появляется на раздельный сбор мусора, например. Это одна из мер?

Я сейчас вас шокирую своим утверждением, но НЕТ! Раздельный сбор мусора не имеет перспектив! Это не я придумал. К такому выводу пришли наши коллеги из Европы и Америки. Они потратили 15 лет на создание системы раздельного сбора мусора, а в итоге убедились, что это не нужно и, кроме необоснованного увеличения тарифа, ничего не несет. Если очень коротко, то раздельный сбор предполагает разные бачки; а значит, что туда, куда сегодня едет один мусоровоз, завтра поедет три. А это – затраты на оплату труда, ГСМ, ремонт техники и так далее – все ложится в тариф.

Мы строим центры сортировки, переработки именно для того, чтобы самим качественно отбирать. То есть выгоднее и правильнее сортировать на специальных станциях, и наша цель – именно в том, чтобы эта деятельность развивалась и правильно регулировалась.

Давайте резюмируем, какие есть проблемы, которые стоят на пути к вашей цели?

Во-первых, слабая нормативная база, которая никак не поддерживает переработчиков. Причем у нас самое зарегламентированное законодательство. Каждый шаг прописан, чуть влево-вправо – штрафы. Но парадокс в том, что ничего не соблюдается, потому что законы не учитывают наших реальных потребностей. Есть также трудности с административным ресурсом.  Пока докажешь кто ты, что ты и зачем, потратишь массу сил и нервов.

Еще одна проблема – банки плохо кредитуют нашу отрасль, а если и выдают кредиты, то только под очень большие залоги. А суммы при построении подобного бизнеса требуются огромные. Например, полигон и сортировка в Канске обошлись нам в 100 млн рублей. То есть существуют сложности с привлечением кредитов и инвестиций.

В итоге в банке мы так и не кредитовались, использовали собственные сбережения. Займы нам удавалось оформлять только в одной организации – Агентстве развития бизнеса. Процент там оказался ниже того, который предлагали банки. В эту организацию уже обращались три компании из группы «Кашалот». И каждый раз все удавалось оформить быстро. За счет этих денег мы решали какие-то текущие рабочие вопросы.

Бизнесом я занимаюсь уже много лет. Пробовал себя в разных сферах, но от своего нынешнего дела, несмотря на все сложности, отказываться не намерен. Работа в сфере обращения с отходами нравится мне своей разноплановостью: я постоянно что-то строю, меняю законы, вижу реальный результат своей работы, и самое главное – у меня есть возможность помочь обществу. Это вдохновляет.

Рекомендуем