Алексей Кулеш: «Ремонт не успевает за износом инфраструктуры ЖКХ»

Популярное

Создание консорциумов по управлению объектами ЖКХ – эффективный способ вывеси отрасль из «депрессивного» состояния, уверен вице-спикер, председатель комитета по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству Законодательного собрания Красноярского края Алексей Кулеш.

Какая роль в этих консорциумах может быть отведена частному бизнесу, как наладить работу краевого фонда капремонта, может ли ЖКХ обойтись без бюджетных субсидий – об этом и многом другом Алексей Кулеш рассказал в интервью журналу «ЖКХ Сибири».

Бюджетные субсидии на тепло

Алексей Викторович, накануне Красноярский край вступил в новый отопительный сезон. По вашим оценкам, как регион подготовился к сезону 2018–2019 гг.?

Итоги подготовки к новому отопительному сезону комитет по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству Законодательного собрания края рассмотрит в октябре. Поясню, что в этом вопросе комитет выполняет контролирующую функцию – внимательно изучаем и анализируем подготовку и сам ход отопительного сезона, чтобы понять, каковы узкие места и какие законодательные инициативы или нововведения помогут их расширить.

Факт, который мы фиксируем из года в года – и, наверняка, текущий сезон не станет исключением: существенное напряжение, связанное с ухудшением состояния инфраструктуры. Если ставить точный «диагноз»: инфраструктура изнашивается быстрее, чем ее успевают восстанавливать. Это особенно заметно в удаленных от центра муниципалитетах и территориях, где проживает небольшое количеством жителей. Износ инфраструктуры – это, в первую очередь, безопасность населения. Вопрос же своевременной реновации сетей и мощностей упирается в экономику и поэтому вызывает серьезные опасения. В большей степени ускоренному износу подвержены системы водоснабжения и канализации. Ситуация с теплоснабжающей инфраструктурой немного лучше, но опять же потому, что нередко в эту сферу в аварийном порядке вливаются бюджетные средства. «Латаем дыры», тем самым откладывая проблему на будущие периоды.

Износ инфраструктуры – одинаково актуальная проблема для всех территорий края?

Ситуация в районах и муниципалитетах, где есть крупные энергопроизводители и большое количество потребителей, не вызывает серьезного опасения: производитель тепло- и водоресурсов вкладывается и в сети, и в их готовность к бесперебойной работе. В первую очередь, речь о Красноярске и Норильске.

Ряд муниципалитетов края славится высоким тарифом на тепло – и это не меньшая проблема, чем износ инфраструктуры. Руководители таких муниципалитетов нередко руководствуются аргументом: «Мы обеспечиваем надежность, тариф – это вопрос второй». Я же убежден, что надежность теплоснабжения – это всего лишь один из факторов: жизнь граждан также должна быть удобной и экономически целесообразной.

Износ инфраструктуры особенно заметен в удаленных от центра территориях

Если детализировать, то проблема колоссально высоких тарифов актуальна для поселков Тесь, Шушенское, Ильичево, где работают электрокотельные, а также для Кодинска, там тепло обеспечивает электробойлерная. В Железногорске тепло не столь дорогое, как, например, в Кодинске, но, если учесть, что в ЗАТО проживает почти 100 тыс. жителей, теплоснабжение становится большой социальной проблемой для города.

По вашим оценкам, за счет какого инструмента можно обеспечить теплобезопасность населения и сделать это без ущерба социальной защищенности граждан?

Инструмент один – это субсидии из краевого бюджета. Работа ресурсоснабжающих организаций – это, в том числе и экономика, а потому организация просто не может работать за пределами определенных экономических параметров. Например, Железногорск – говорим ли мы о достройке Железногорской ТЭЦ или отапливаем город с помощью дорогих мазутных котельных, так или иначе стоимость гигакалории тепла будет около 2,5 тыс. руб. Поэтому, чтобы граждане чувствовали себя социально защищенными, необходимо субсидировать тариф. К слову, на достройку Железногорской ТЭЦ необходимо порядка 3 млрд руб. – и эти средства тоже не что иное, как бюджетные инвестиции.

Бюджет сегодня к этим инвестициям готов?

Точно нет. В 2018 году в экспериментальном порядке из бюджета был субсидирован тариф на тепло в поселках Тесь, Ильичево, Шушенское и Кодинске. Механизм все еще отлаживается: на сегодняшний день нельзя сказать, что он работает эффективно. В чем именно недоработка? По факту получается, что ресурсоснабжающие организации авансируют бюджет: им еще не поступили деньги из бюджета, а организации уже затратили ресурсы на производства тепла.

Надеюсь, к концу года ситуация выровняется, но даже в этом случае механизм трудно будет назвать очень эффективным. Если жителям этих территорий субсидируется значительная часть стоимости гигакалории, то для юридических лиц такие субсидии не предусмотрены – тепло для них стоит дорого. Цена гигакалории для юрлиц может доходить до 4–5 тыс. руб., при том, что работающий с соседнем поселке или городе аналогичный бизнес платит за теплоснабжение в разы меньше. Естественно, бизнес либо закрывается, либо перетекает в соседний муниципалитет, а территория лишается точки роста. Ровно это происходило в Железногорске, где тариф на тепло в среднем на 70% больше, чем в соседнем Красноярске. За шесть лет, с момента, как в ЗАТО был увеличен тариф, малый и средний бизнес в Железногорске практически полностью исчез.

Наладить работу фонда капремонта

Одна из проблемных тем регионального ЖКХ – капремонт. На ваш взгляд, за счет каких мер можно выправить ситуацию?

Эти меры были определены еще весной 2018 года. Тогда был проведен серьезный мозговой штурм – в регион приезжали специалисты по организации фондов капремонта и работы рег­оператора из Москвы, к работе также подключилось краевое министерство промышленности и энергетики, комитет по строительству и ЖКХ Заксобрания, сотрудники краевого фонда капремонта. Итогом совместной работы стали, на мой взгляд, абсолютно грамотные и правильные решения. Однако их внедрение в жизнь оставляет желать лучшего: прошло шесть месяцев, но серьезный эффект так и не был достигнут. К примеру, сохраняются проблемы с подрядчиками, занятыми на работах по ремонту крыш. И это лишь один из многих внешних признаков управленческой неэффективности.

По моим оценкам, недавняя смена руководства краевого фонда капремонта – это правильное решение: неэффективная работа организации – это, в том числе, вина ее руководителя. Будущему руководителю фонда предстоит огромная задача – внедрить принятый еще в марте перечень мер по исправлению ситуации. Это и методы контроля за исполнением конкретных подрядов, и методы отбора подрядчиков, и увеличение предельной стоимости работ по капремонту – в совокупности все это должно привести к эффективной работе фонда.

Проблемы с подрядчиками – один из многих внешних признаков управленческой неэффективности прежнего руководства фонда капремонта

Если выше перечисленные инструменты будут применены на практике, за какой срок капитальный ремонт в регионе может войти в рабочий график?

Вопрос сложный, потому что, к сожалению, в регионе уже сложилась плохая практика реализации плана по капремонту, выправить которую не так просто.

Учитывая, что краткосрочный план капремонта принимается на три года, а подрядчиков для этих работ все еще нет, на выравнивание ситуации понадобится 3–5 лет.

Не добавляет оптимизма и тот факт, что краевой фонд капитального ремонта финансово не обеспечен. Эта информация мало транслируется публично, однако краевая исполнительная и законодательная власть о проблеме знают. Что такое финансовая необеспеченность? Заложенные в тариф населения деньги – этой суммы недостаточно для обеспечения финансовой устойчивости фонда в краткосрочном периоде.

Поэтому в ближайшей перспективе, в течение 3–5 лет, губернатору, правительству региона, Заксобранию придется изыскивать дополнительные источники финансирования фонда. Дофинансировать фонд из средств граждан – решение очень плохое, конкретно я бы его не под­держал. И тут мы вновь возвращаемся к вопросу бюджетного субсидирования. Причем речь о значительных средствах – это примерно столько же, сколько платят граждане. Условно говоря, население платит за «квадрат» 4,5 руб., такую же сумму за квадратный метр должен доплачивать бюджет. Это колоссальные деньги, но только они могут обеспечить финансовую устойчивость фонда.

Разделяете мнение о том, что после проведения Универсиады-2019 краевой бюджет «выдохнет» и изыскивать средства на различные задачи, в том числе обеспечение финансовой устойчивости фонда капремонта, станет проще?

Такие разговоры лично мне кажутся не более, чем шапкозакидательством. На 2019 год и последующую перспективу уже было отложено множество различных трат. Будем честны сами с собой: возможности одновременно профинансировать их у нас просто не будет. Выход один – изыскивать источники финансирования. Это могут быть либо федеральные средства, тогда предстоит объяснять, почему у нас не хватает денег; второй вариант – перекраивать краевой бюджет, но тогда нам придется пожертвовать какими-то из уже запланированных статей расхода.

Деньги на мусор

В России полным ходом идет мусорная реформа. Каковы ее первые итоги в Красноярском крае – с какими трудностями столкнулся регион? И насколько «мусорная проблема» актуальна для края?

Красноярский край, увы, не исключение: как и для всей России проблема мусора в регионе колоссальная. Главная причина в том, что проблема эта отложенная. Мусорные кучи вокруг Красноярска и других населенных пунктов региона формировались многие годы. Казалось бы, решить проблему был призван новый федеральный закон, но и он оказался палкой о двух концах.

Тариф на вывоз и переработку мусора – он формируется после проведения торгов – в зависимости от территориальной зоны от 3 до 12 раз выше тарифа прошлого года. Разумеется, за вывоз и правильную утилизацию мусора нужно платить, однако сегодня нет уверенности, что, отдав за вывоз мусора в 12 раз больше, чем годом ранее, население действительно платит за правильную соответствующую экологическим нормативам утилизацию отходов. По факту может оказаться, что мусор, как и раньше, складывается в те же самые кучи.

Сейчас край находится на этапе определения регоператоров. Как идет эта работа – укладываемся ли мы в график?

Ход «мусорной реформы» находится в компетенции комитета по экологии и природным ресурсам Заксобрания края. На мой взгляд эксперта в сфере ЖКХ, на территориях, где регоператор уже утвержден – правом и левом берегах Красноярска и прилегающих к ним территориях – ситуация именно такова, как было описано выше.

Очень высокий тариф не обеспечивает уверенность в том, что мусор будет перерабатываться, а не отправляться на свалки

Это очень высокий тариф при отсут­ствии уверенности в том, что мусор будет действительно перерабатываться, а не отправляться на свалки. Кроме этого, в ряде удаленных территорий края «мусорная реформа» не обеспечена какой-либо экономикой. Вывозить мусор оттуда на легальные полигоны будет крайне дорого – и платить за это население не готово. В то же время, бесплатное складирование мусора в оврагах и лесах – решение куда более худшее. Сегодня стоит задача найти технологичное решение «мусорного» вопроса, однако, боюсь, серьезным препятствием к этому будет федеральное законодательство.

Комитет по жилищному строительству и ЖКХ Заксобрания края выступил с инициативой наделить органы муниципального жилищного контроля государственными полномочиями по проведению проверок управляющих компаний. Чем обусловлена эта инициатива?

Органы местного самоуправления могут проводить проверки управляющих компаний – законодательство дает на это полномочия. Однако возможности обратиться в суд по результатам проверки у органов местного самоуправления нет. Такие полномочия есть у службы строительного надзора, но сравнительно небольшой штат службы не позволяет ей вести тщательный контроль за всеми муниципалитетами края. Наделив органы муниципального жилищного контроля государственными полномочиями по проведению проверок управляющих компаний, мы решим эту задачу.

На сегодня окончательное решение еще не принято – идет дискуссия. Определенные возражения есть со стороны надзорных органов, поэтому комитет будет пытаться переформулировать нормы закона таким образом, чтобы они не противоречили федеральному законодательству. Если сделать это получится, у нас появится дополнительный инструмент контроля за действием управляющих компаний. Если нет, то, возможно, встанет вопрос о реформировании службы строительного надзора и увеличении ее штата.

Какого рода правонарушений со стороны УК позволят избежать эти проверки?

Спектр нарушений очень широкий, начиная от некачественного выполнения работ и заканчивая неэффективным распоряжением денежными средствами или их утаиванием. Управляющие компании, являясь по сути частным бизнесом, выполняют общественную функцию, поэтому общество должно их контролировать. Суть законодательной инициативы именно в этом – в создании эффективных методов контроля со стороны власти и общества.

ЖКХ и частный бизнес – на ваш взгляд, такой тандем имеет право на жизнь? Или же ЖКХ – это та сфера, которая никогда не обойдется без участия государства?

В большей части цивилизованного мира сфера жилищно-коммунального хозяйства является частной. Однако практически нигде в мире нет такой степени централизации и концентрации инфраструктуры ЖКХ, как в России: большое количество многоквартирных домой, централизованные системы отопления, водоснабжения и водоотведения. Все это, конечно же, очень плохо стыкуется с частной формой бизнеса. На мой взгляд, правильное решение – создание общественных консорциумов по управлению объектами ЖКХ. Это могут быть как государственные предприятия, так и объединение частных предприятий под управлением УК.

Для нашего края этот вопрос актуален еще и потому, что огромное количество частных ресурсоснабжающих компаний в территориях края обеспечивают сильно разные тарифы. Не редки случаи, когда в одном населенном пункте гигакалория тепла стоит 1,5 тыс. руб., а в соседней с ним территории – 4,5 тыс. руб. Расстояние между территориями по прямой – 7 км, это реальный пример из практики. И в конечном счете нагрузка по субсидированию высокого тарифа ложится на бюджет.

А вот если бы эти ресурсоснаб­жающие организации принадлежали одному консорциуму, можно было бы говорить о выравнивании тарифа. Это было бы, во-первых, социально справедливо; во-вторых, экономически приемлемо для территории. Ведь вопрос тарифа на тепло стоит остро не только потому, что тариф высокий, но и потому, что он разнится от территории к территории. Такая же проблема актуальна для водоснабжения и водоотведения.

spot_img
spot_img

Новости

ППК РЭО компенсирует цементным заводам расходы за переход на RDF топливо

ППК РЭО выступило с инициативой компенсировать цементным заводам расходы на переход к сжиганию RDF топлива, средства предлагается получить из фонда расширенной ответственности производителей.
spot_img
spot_img

Читайте также:

spot_img