spot_img

Александр Глисков: «Система прямых договоров показала свою эффективность»

текст: Станислав Казаченко, фото: sobranie.info

Популярное

Все больше жителей Красноярского края переходит на прямые договоры с ресурсоснабжающими организациями. Не всегда этот процесс проходит гладко: некоторые УК ему не просто препятствуют, а прямо саботируют. Какую оценку можно поставить новой системе, оправдала ли она ожидания и почему у нее все еще есть оппоненты в интервью рассказал депутат Законодательного собрания края, член комитета по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству Александр Глисков.

Александр Александрович, последние годы ресурсоснабжающие организации активно призывают граждан переходить на прямые договоры. Что показала практика – оправдала ли себя такая форма взаимодействия?

Надо сказать, я и сам еще годах в 2016–17 стал активно призывать жителей переходить на прямые договоры. До сих пор не существует точной статистики, много ли граждан в нашем крае выбрали этот способ, но по всем признакам видно, что процесс этот идет активно, и ко мне, как к депутату, люди постоянно обращаются по этой теме. Например, когда вопрос о переходе на прямые договоры внесен в повестку ближайшего собрания жильцов, будут решаться вопросы о приходящих квитанциях, и избиратели просто хотят понять, как это и что происходит. Жизнь показала, что прямые договоры – это правильный механизм, и самым ярким подтверждением тому является эпизод с банкротством управляющей компании «Жилфонд» в 2016 году. УК накопила огромные долги перед ресурсоснабжающими организациями, и в результате эти деньги так и не дошли до адресата.

Почему все-таки прямые договоры – это правильный курс?

Многие думают, что ресурсоснабжающие компании – это огромные корпорации с гигантскими оборотами, и если один человек затянет с оплатой, то ничего страшного не случится. Но на самом деле в тарифе все просчитано довольно четко: есть затраты на тепло- и водоснабжение, водоотведение, есть ремонтная программа. И если компания недополучает средства, то ей приходится экономить: не переложить какую-то трубу, не доделать ремонт на каком-то участке. Результатом может быть перебой с поставками тепла, провал асфальта в месте прорвавшейся трубы и многое другое. И парадокс в том, что простые граждане, как правило, это понимают, и их платежная дисциплина с каждым годом становится все лучше. И все чаще выясняется, что проблема может быть в управляющей компании. В первоначальном варианте именно УК собирали средства за коммунальные услуги, и некоторые из них не перечисляли их напрямую ресурсоснабжающим организациям, а начинали как-то крутить или затыкать ими дыры в собственном бюджете. Итогом, как правило, становилось банкротство управляющей компании и растворение собранных средств. Самый резонансный пример – это, конечно, упомянутый «Жилфонд», в случае с которым улетучились 2,5 млрд рублей накоплений на ремонт и благоустройство. Нередко люди видят минус прямых договоров в том, что придется иметь дело с большим количеством платежек. На это же делают упор сомнительные УК или ТСЖ, убеждающие жителей не переходить на новую систему, мол, вы можете просто запутаться в этих бумажках. И надо признать, какие-то основания так говорить есть, но, во-первых, потратить один раз время на то, чтобы разобраться с набором чеков лучше, чем риск потерять несколько миллионов рублей, накопленных на доме. Во-вторых, сегодня в нашем регионе уже достаточно развиты электронные платежные сервисы, которые значительно упрощают процесс.

Вы говорили о недобросовестных управляющих компаниях, отговаривающих жителей от переходов на прямые договоры. Много ли таких в Красноярском крае и как их отличить?

На самом деле, отношение к переходу на прямые договоры нередко и является критерием добросовестности компании. Ведь нацеленные на качественную работу УК рассуждают в той логике, что раз деньги не наши, то пускай ресурсоснабжающие организации сами и берут на себя хлопоты по взысканию долгов. А те, кто привык крутить и выводить деньги, стараются этот процесс перехода всячески саботировать, настраивать жителей на определенное голосование по этому вопросу, используя уже упомянутый аргумент «ну, вам же неудобно, когда приходит пять платежек». Есть и более сложные критерии определения добросовестности компании, но освоить их на самом деле не так уж трудно. Достаточно просто оценить объем задолженности УК перед ресурсоснабжающими организациями. При этом руководствоваться надо не абсолютными цифрами, а учитывая количество домов или квадратных метров, находящихся у них в управлении. Если объем долга не превышает одного месяца, то в целом это нормальный показатель – везде есть недобросовестные жильцы, из-за которых может образовываться определенный кассовый разрыв. Если же он больше, например, 3, а тем более 6 месяцев, то тут дело очевидно не в жильцах-неплательщиках, а в том, что руководство компании крутит эти деньги по своему усмотрению, и вся организация рано или поздно пойдет ко дну.

Если все настолько очевидно, то почему в дело не вмешиваются правоохранительные органы?

Согласно принятой системе, наблюдение за порядком на этом рынке возложено в первую очередь на краевую Службу строительного надзора и жилищного контроля. И в целом выявить нарушителей не составляет труда: и по динамике роста долгов УК и ТСЖ перед ресурсоснабжающими организациями, и по предоставляемым протоколам с поддельными подписями. Впрочем, к организации работы стройнадзора в Красноярском крае у нас есть вопросы. Ведь управляющих организаций, которые откровенно пользуются собранными деньгами не по назначению, у нас не так много, их можно пересчитать по пальцам одной руки, но все они почему-то в стройнадзоре на хорошем счету. В некоторых случаях они могут и награды на его конкурсах получать. Рано или поздно это, конечно, заканчивается новостями о возбуждении дела, в котором фигурирует не только директор УК, но и сотрудник службы, но до того, как это произойдет, будет потеряно много времени и денег жильцов. Именно от стройнадзора правоохранительные органы должны получать основную информацию и улики, без этого их реакция происходит не всегда вовремя. Так что, действительно, определенные сложности с доказательной базой при расследовании экономических преступлений у нас в крае есть, и это может формировать некоторую атмосферу безнаказанности среди УК. Иногда спрашивают, что в таких ситуациях могут сделать жители? Конечно, всегда хорошо, когда граждане самостоятельно проявляют активность, вникают в дела своих управляющих компаний, стараются разобраться во всех моментах. Но я считаю, что оставлять их один на один с УК нельзя. Подключаться в спорных ситуациях должен и стройнадзор, и правоохранительные органы, и депутаты разного уровня. В этом случае вся система будет работать эффективно, и огромные деньги, которые крутятся в этой сфере, начнут действительно работать на пользу жителей максимально эффективно.

spot_img
spot_img

Новости

Чистая прибыль красноярской УК «Холмсервис» упала на четверть

Красноярское ООО «Управляющая компания «Холмсервис» получила по итогам 2020 года чистую прибыль в размере 6,4 миллиона рублей.
spot_img
spot_img

Читайте также: